карта сайта
Справочник товаров и цен
  Добавить фирму Добавить прайс




Полезная информация / Актуальные проблемы корпоративного права

Актуальные проблемы корпоративного права


Корпоративное право в странах Западной Европы и России
 


Полковников Г.В.,
профессор юридического факультета Высшей школы экономики
Актуальные проблемы российского корпоративного права


     16 марта 2001 г. в Государственной Думе РФ состоялись парламентские слушания по теме "Развитие корпоративного управления в России", на которых были выработаны соответствующие Рекомендации в отношении развития корпоративного права в нашей стране.
     В частности, подчеркивалось, что проблема улучшения корпоративного управления в последнее время вызывает повышенный интерес со стороны российского бизнеса, общественных организаций, государственных органов законодательной и исполнительной власти, поскольку, как показывают последние исследования, подавляющее большинство инвесторов рассматривают практику работы органов управления компании, как фактор, имеющий даже большее значение, чем финансовые показатели их деятельности. Улучшение корпоративного управления способствует эффективному использованию компаниями собственного и заемного капитала, а также обеспечению учета корпорацией интересов широкого круга заинтересованных лиц. Результатом должно стать восстановление доверия инвесторов к корпоративным ценным бумагам, привлечение в экономику России долгосрочного капитала, а также повышение капитализации отдельных компаний. Однако анализ практики корпоративного управления на российских предприятиях и законодательной базы корпоративных отношений, выявил недостаточный уровень правового регулирования в сфере корпоративного менеджмента, отсутствие стандартов корпоративного управления, соответствующих общепринятой мировой практике, отсутствие необходимых деловых норм в предпринимательской среде - речь, конечно, прежде всего, идет об акционерных обществах - основному виду корпораций в РФ.
     В результате обсуждения указанных выше проблем были высказаны рекомендации Правительству Российской Федерации. В первую очередь это касается разработки и принятия проекта Федерального Закона о внесении изменений и дополнений в законы Российской Федерации "Об акционерных общества", "О рынке ценных бумаг". "О защите прав и законных интересов на рынке ценных бумаг", "О несостоятельности (банкротстве)" и ряд других нормативных правовых актов, направленных на повышение защищенности прав акционеров и совершенствование процедур корпоративного управления в акционерных обществах. При этом основное внимание должно быть уделено следующим вопросам:

повышению требований по своевременности и качеству раскрытия акционерными обществами информации перед акционерами и инвесторами и повышению ответственности за содержание раскрываемой информации,
большим возможностям по влиянию на действия должностных лиц компаний со стороны миноритарных акционеров,
совершенствованию процедур управления в акционерных обществах,
созданию механизмов реализации прав акционеров, уже декларированных действующим законодательством, но на практике не реализуемых из-за отсутствия соответствующих положений закона,
совершенствованию регулирования сделок с аффилированными лицами,
запрещению совершения сделок с использованием инсайдерской информации,
ликвидации пробелов в действующем законодательстве, связанных с оценкой имущества и акций общества при совершении сделок или размещении ценных бумаг,
передаче функций регистрационной и счетной комиссий общества специализированному регистратору.
     Кроме того, было рекомендовано Правительству РФ разработать проект Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Кодекс об административных правонарушениях", усиливающих административную ответственность за нарушение исполнительными органами акционерных обществ прав акционеров и инвесторов и устанавливающих административную ответственность за нарушение владельцами крупных пакетов акций, обязанности по раскрытию информации, предусмотренной законом. Очень важной рекомендацией, высказанной на парламентских слушаниях в адрес Правительства РФ, является указание на необходимость разработки проекта Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в федеральный закон "Об акционерных обществах", предусматривающих определение условий и порядка принятия решений о лишении менеджеров корпораций занимать соответствующие должности (дисквалификации).
     Указанные выше Рекомендации, высказанные на парламентских слушаниях, являются крайне актуальными для дальнейшего совершенствования российского корпоративного права.
     Для того, чтобы лучше понять это, давайте обратимся к существующим на сегодняшний день проблемам корпоративного права и корпоративного управления в России (на примере Федерального закона "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г.).
     Указанный выше закон определяет правовое положение всех акционерных обществ, как созданных, так и создаваемых на территории Российской Федерации, за отдельными исключениями, которые касаются акционерных обществ в банковской, инвестиционной и страховой сферах, а также акционерных обществ, созданных в процессе приватизации. Создание акционерных обществ на базе имущества приватизируемых государственных и муниципальных предприятий по-прежнему остается вне сферы действия ГК РФ и другого акционерного законодательства, составляя предмет специальной отрасли законодательства о приватизации (абз. 2 п. 3 ст. 96 ГК РФ), и регулируется Федеральным законом от 21 июля 1997 г. "О приватизации государственного имущества и основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации". Кроме того, особый правовой режим предусмотрен законодателем для акционерных обществ, созданных на базе реорганизованных колхозов, совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, а также крестьянских (фермерских) хозяйств, обслуживающих и сервисных предприятий для сельскохозяйственных производителей. Деятельность перечисленных организаций является сферой регулирования специальных федеральных законов.
     Очень важным для понимания возникающих между акционером и обществом отношений является вопрос об их характере. Согласно ст. 48 ГК РФ и соответствующим положениям закона "Об акционерных обществах" эти отношения носят обязательственный характер, т.е. лицо, вкладывающее свои средства в капитал общества, приобретает обязательственные права по отношению к обществу: право на получение части доходов (дивидендов), на участие в управлении обществом и ряд других. При этом денежные средства и иные имущественные ценности, передаваемые акционером в счет оплаты акций, становятся собственностью общества и акционер не вправе требовать их возврата. Он не может также вернуть обществу приобретенные акции в целях выхода из него, а имеет право лишь подарить, продать, завещать их, т.е. уступить новому владельцу в установленном законе порядке. В данном случае необходимо обратить внимание на два очень важных момента: во-первых, акционерные отношения могут рассматриваться и как отношения членства, и, во-вторых, законодательство иностранных государств не всегда предоставляет акционеру права на управление, закрепляя только право голоса.
     Необходимо также остановиться на таком виде корпорации, как акционерное общество работников народных предприятий, возникшем благодаря принятию Федерального закона от 19 июля 1998 г. "Об особенностях правового положения акционерного общества работников народных предприятий". Согласно ст. 2 этого закона к народным предприятиям применяются правила закона "Об акционерных обществах", если иные правила не установлены настоящим законом. Таким образом, в нем содержатся специальные нормы, которые имеют приоритет по сравнению с общими нормами закона "Об акционерных обществах". Фактически народные предприятия являются не предусмотренным в ГК РФ видом юридического лица и тяготеют скорее к кооперативной, чем акционерной форме организационной предпринимательской деятельности, что может быть подтверждено, например, тем, что для них действуют не присущие акционерным обществам нормы: а) в них голосуют не акции, а лица, б) объем прав участников, владеющих обыкновенными акциями, может различаться в зависимости от наличия трудовых отношений с эмитентом, в) существенно расширены полномочия акционеров контрольной (ревизионной) комиссии, а компетенция наблюдательного совета ограничена по сравнению с компетенцией совета директоров акционерного общества. Помимо этого, данный вид акционерного общества рассматривается как возвращение к старым формам социалистических предприятий, поскольку сама форма народного предприятия не может в должной мере обеспечить эффективное им управление и исключает возможность привлечения в них инвестиций со стороны. Однако, с другой стороны, необходимо обратить внимание на следующее: нельзя при рассмотрении правового статуса акционерного общества работников исходить только из формальных признаков - в конце концов, можно выделить это закрытое акционерное общество в отдельный вид юридического лица. Кроме того, в нынешней ситуации в РФ, возможно, как раз было бы целесообразнее создавать именно акционерные общества, где акционерами должны быть работники этих обществ. Ярким примером эффективного функционирования акционерного общества работников является МНТК "Микрохирургия глаза", в котором разработана шкала социальной справедливости при получении заработной платы, где основной целью является не только эффективная деятельность предприятия, но, и в первую очередь, расширение социальных благ для работников, чего в обычном акционерном обществе нет и не может быть, поскольку наемные работники в распределении прибыли не участвуют, а потому к ней и не стремятся.
     Говоря о дочерних и зависимых обществах АО, создание которых допускается ст. 105 ГК РФ и ст. 6 закона "Об акционерных обществах", необходимо отметить следующее: в целом подход российского законодателя соответствует современной практике регулирования дочерних и зависимых обществ в других странах с развитой рыночной экономикой. Однако существует довольно серьезное противоречие между п. 3 ст. 6 закона "Об акционерных обществах" и п. 2 ст. 105 ГК РФ, поскольку этот закон вопреки правилам ГК РФ практически ликвидировал ответственность акционеров материнской компании перед дочерней требованиями внесения в устав или договор дочернего образования пункта о праве материнской компании давать обязательные указания, а также необходимости доказать наличие умысла материнской компании при доведении дочерней до банкротства. Кроме того, положения п. 3 ст. 105 ГК РФ ограничивают возможность защиты интересов меньшинства участников дочерней компании - согласно указанной статье они могут требовать непосредственно от основного общества возмещения убытков, причиненных по его вине дочернему образованию. Однако абз. 4 п. 3 ст. 6 закона "Об акционерных обществах" практически исключает и эту возможность требованием обязательно доказать наличие умысла в действиях материнской компании, если они причинили вред дочернему образованию.
     Обратим внимание еще на одну проблему. Вызывает сомнение предложенное российским законодателем деление акционерных обществ на открытые и закрытые, поскольку попытка сравнить их с публичными и частными компаниями в английском праве вряд ли уместна. Хотя публичная и частная компании являются разновидностями акционерных компаний, по сути своей последняя более соответствует обществу с ограниченной ответственностью в континентальной системе права, где, кстати, строго говоря, также нет деления акционерных обществ на закрытые и открытые. Но если уж российский законодатель уверен в существовании принципиальных различий между закрытым акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью с точки зрения наличия акционерного капитала в одном и паевого - в другом, то в этом случае, возможно, было бы логически оправданным определить открытое и закрытое акционерные общества как различные организационно-правовые формы предпринимательства и поместить их в разные разделы пар.2 главы 4 ГК РФ.
     Разница между ОАО и ЗАО безусловно существует - это право проводить публичную подписку на акции и право свободного отчуждения своих акций только для открытых акционерных обществ (в закрытом акционерном обществе акционеры имеют лишь преимущественное право на их покупку). Кроме того, для ОАО характерно обязательное публичное ведение дел и неограниченный состав участников в отличие от закрытого акционерного общества, разным является и минимальный уставный капитал. Однако все эти отличия не позволяют говорить о существовании отдельного вида акционерного общества - закрытого акционерного общества, последнее намного ближе к обществу с ограниченной ответственностью, и принципиальная разница может быть найдена только при внимательном рассмотрении сущностных характеристик понятий "доли" и "акции", которые по сути обозначают один и тот же объект гражданских правоотношений и имеют одинаковую правовую природу, представляя собой организационное субъективное право "быть участником общества". Видимо, конструкция закрытого акционерного общества была абсолютно некритически заимствована из англо-американского права (имеется в виду так называемая закрытая корпорация), а ее широкое распространение можно объяснить тем, что созданные в результате приватизации, в том числе работниками бывших государственных предприятий, закрытые акционерные общества не нуждались в собирании первоначального уставного капитала и потому не всегда дальновидно старались "закрыться" от сторонних инвесторов, используя вместе с тем преимущества акционерной формы.
     Серьезные проблемы возникают также в связи с созданием и регистрацией акционерного общества, поскольку еще недостаточно изучены правовые особенности и природа учредительного договора о создании акционерного общества, который является одним из самых слабых мест акционерного права.
     Какова же природа указанного договора? Это по сути договор о совместной деятельности, с той лишь разницей, что в нем субъектом отношений не обязательно должен быть предприниматель и в отличие от договора о совместной деятельности предполагается солидарная, а не долевая ответственность. Причем российским правом установлена солидарная ответственность учредителей АО только до его государственной регистрации. При этом общество может одобрить совершенные учредителем до его регистрации сделки, и тогда ответственность возлагается на само АО, которое и будет являться должником по сделкам, совершенным учредителями. Интересно в связи с этим отметить, что, например, в Англии установлен более строгий порядок ответственности учредителей перед АО, а также одобрения компанией совершенных ими сделок. Имеется в виду следующее: сделки, заключенные между учредителями до инкорпорации компании не связывают последнюю - по ним отвечают лишь лица их совершающие. Таким образом, они персонально ответственны, включая уголовную ответственность, за заключение таких контрактов. Если компания желает принять на себя ответственность по контрактам, заключенным до ее учреждения, она должна оформить новый договор. И даже получение компанией выгод от заключенного дот ее инкорпорации контракта не делает его обязывающим для нее. В таком случае обычно составляется проект соглашения, в котором компания указывается в качестве стороны, и после ее инкорпорации заключается соглашение на основании соответствующих положений внутреннего регламента.
     Необходимо также обратить внимание на следующее: ранее согласно постановлению СМ РСФСР об акционерных обществах, договор об учреждении акционерного общества являлся учредительным документом наравне с уставом, в настоящее время он таковым не является и действует только до государственной регистрации акционерного общества. А какова практика других государств в этой области? В Англии существуют два учредительных документа - это меморандум, регулирующий внешние отношения в компании, и внутренний регламент, регулирующий внутренние отношения. Иногда их рассматривают как две составные части одного документа. В США вместо меморандума принимается устав, существует также и внутренний регламент корпорации. Для стран континентальной Европы характерно наличие единственного учредительного документа - устава АО.
     Согласно п. 6 ст. 48 ГК РФ акционерное общество может быть создано одним лицом и сохраняется в случае приобретения всех его акций одним участником. В связи с этим вызывает сомнение построение самой концепции акционерного общества с одним учредителем, поскольку в данном случае должны действовать принципы коллективности формирования уставного капитала, совместного управления, распределения прибыли и т.д. Кроме того, понятие "учредитель" и "участник" далеко не всегда совпадают - если акционерное общество и может быть учреждено одним учредителем, то участников (членов) должно быть несколько, поскольку иначе нарушается стройность самой концепции и смысл акционерной, во многом коллективной, формы собственности.
     Еще более серьезные проблемы возникают при регистрации акционерного общества в связи с тем, что не принят, предусмотренный ст. 51 ГК РФ федеральный закон о государственной регистрации юридических лиц.
     На сегодняшний день государственную регистрацию акционерных обществ осуществляют:
     Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции РФ (в отношении коммерческих организаций с иностранными инвестициями, созданных в форме акционерного общества нефтегазодобывающей, нефтеперерабатывающей и угледобывающей отраслей, независимо от величины их уставного капитала, а также коммерческих организаций с иностранными инвестициями, созданных в форме акционерного общества, объем иностранных инвестиций в которые превышает 100 тыс руб.)
     Регистрационные палаты субъектов Российской Федерации (в отношении всех остальных юридических лиц, находящихся в субъектах Российской Федерации),
     Центральный банк РФ (в отношении кредитных акционерных обществ),
     Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (в отношении средств массовой информации, созданных в форме акционерного общества).
     Все это ведет к тому, что в России нет единого реестра акционерных обществ, и никто не знает, сколько хозяйствующих субъектов создано в стране в форме акционерного общества.
     Среди многочисленных проблем, стоящих перед российскими акционерными обществами в связи с формированием уставного капитала и выпуском акций, отметим лишь одну, но достаточно злободневную: возможен ли согласно российскому законодательству выпуск акций на предъявителя? Сопоставляя ч. 3 п. 2 ст. 2 закона "Об акционерных обществах" и ч. 5 ст. 2 закона "О рынке ценных бумаг", необходимо признать, что все акции согласно российскому законодательству могут быть только именными. Такой вывод можно сделать исходя из следующих рассуждений: действительно, ст. 2 закона "О рынке ценных бумаг" допускает выпуск акций на предъявителя в определенном отношении в величине оплаченного уставного капитала эмитента в соответствии с нормативом, установленным ФКЦБ. Однако в данном случае нужно иметь в виду, что, разрешая данную коллизию между двумя федеральными законами, нельзя руководствоваться тем, что принят позднее, а необходимо исходить из положений, содержащихся в п. 2 ст. 25 ГК РФ, согласно которым нормы гражданского законодательства, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ и принятым в соответствии с ним иным федеральным законам. А пункт 3 ст. 96 ГК РФ прямо указывает, что правовое положение акционерного общества, права и обязанности акционеров (выпуск и оборот акций на предъявителя непосредственно относятся к этим категориям!) определяются в соответствии с ГК РФ и законом "Об акционерных обществах". Поэтому положения абз. 2 ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" как противоречащие нормам ГК РФ и принятому в соответствии с ним Федеральному закону "Об акционерных обществах" не имеют юридической силы. Это чисто правовой аспект проблемы, но следует обратить внимание и на другую сторону данного вопроса. Например, в ФРГ на фондовом рынке преобладают именно акции на предъявителя, которые помимо свободного обращения могут выступать в качестве эквивалента при товарном обмене. Возникает закономерный вопрос: а нужен ли выпуск денежных суррогатов в нашей стране, для которой характерен достаточно высокий уровень инфляции, а главное - инфляционных ожиданий населения?
     Что касается системы корпоративного управления, то для того, чтобы определить наиболее подходящую систему для нашей страны, необходимо, прежде всего, определиться с самим понятием - а что, собственно, есть корпорация и что значит действовать в ее интересах? Ответ на этот вопрос можно получить, только осознав ту роль, которую общество отводит самой компании. Если это некий механизм для извлечения прибыли инвесторами, то тогда единственной пользой для корпорации будет увеличение ее прибыли. Если же корпорация представляет собой инструмент социальной политики, то в этом случае польза для компании должна совпадать с общественной пользой. В этой связи необходимо отметить три основные теории, которые оказали влияние на формирование в современном мире подходов к существу компании. Первая из них - это договорная, согласно которой корпорация рассматривается с точки зрения объединения усилий индивидуумов для осуществления коммерческой деятельности -очевидно, что договорная теория является отражением наиболее полной свободы предпринимательства и соответственно практически полного невмешательства государства в эту сферу социальных отношений, а, следовательно, и ограниченной ответственности компании перед обществом и минимума регулирующего влияния государства, ибо любое ограничение права на свободу предпринимательства неизбежно приведет к противоречию с самим построением данной концепции, т.е. контрактными отношениями между членами компании, а также между ее членами и менеджментом. В данном случае, волю корпорации выражают акционеры, а она сама представляет собой некое автономное от государства образование, которое должно лишь зафиксировать ее юридический статус. Данная концепция англо-американского права, вероятно, имеет малое отношение к построению корпоративного дела в РФ (хотя и существует множество ее приверженцев!), а, следовательно, и к модели корпоративного управления, характерного для стран "общего" права, где в основе лежит концепция строгого разграничения между руководством корпорацией и ее управлением. Поэтому и вызывают правомерное удивление юристов англо-американского права, например, положения ст. 47 Федерального закона "Об акционерных обществах", где сказано, что высшим органом управления общества является общее собрание акционеров.
     Другим подходом к рассматриваемой проблеме является так называемая комьюнитарная теория, согласно которой корпорация рассматривается как инструмент, который должен служить государству и приносить ему прибыль, т.е. стандарт необходимости той или иной корпорации определяется не благополучием отдельных лиц, а тем, служит ли она публичным интересам, и на первое место ставятся не интересы этих лиц, а всеобщее процветание нации. Недостатком данной теории является некоторая размытость между публичной ролью государства и частной сферой корпоративных отношений. Достоинством же ее является то, что она построена на обязательном достижении диалога между группами с разными интересами - наемными работниками, менеджерами, инвесторами, кредиторами и пр. При этом корпорация рассматривается как организация, которая объединяет интересы ее участников и гармонизирует их для достижения общей цели под руководством своих лидеров, т.е. другими словами, корпорация по своей природе должна служить как интересам государства, так и сплачивать группы с различными интересами участников корпоративных отношений. Думается, что эта теория должна стать основой для формирования фундамента корпоративных отношений в России.
     И еще один подход - это концессионная или разрешительная теория, суть которой состоит в том, что государство предоставляет неким лицам возможность заниматься предпринимательской деятельностью, используя при этом самую привилегированную организационно-правовую форму корпорации - форму компании с ограниченной ответственностью. По сравнению с комьюнитарной теорией вмешательство государства в данном случае менее заметно, хотя и подразумевается, что оно играет юридически значимую роль в установлении правил игры и стандартов корпоративного управления.
     Таким образом, можно сделать некоторые выводы - один из основных вопросов корпоративного права состоит в том, является ли компания производной от соглашения индивидуумов или же государство передает ей часть своих полномочий. От этого зависит не только уровень вмешательства государства в деятельность корпораций, но и сама модель корпоративного управления.
     Существующие в мире модели корпоративного управления позволяют выделить три основных их вида:
     А) Англо-американская система корпоративного управления, которая подразумевает наличие "сильного" совета директоров, состоящего из независимых и исполнительных директоров, и довольно "слабого" общего собрания акционеров. Например, в Великобритании снижение уровня влияния общего собрания акционеров на корпоративное управление вызвано следующими причинами: апатией акционеров, нежеланием крупных институциональных инвесторов быть вовлеченными в управление корпорацией, очень широко распространенной системой выдачи доверенностей со стороны менеджмента. Кроме того, судебная практика в ряде дел подтвердила интересную тенденцию, состоящую в том, что суд может посчитать решение общего собрания акционеров, действовавшего в рамках своих полномочий, недействительным, если по его мнению, позиция совета директоров являлась стратегически более выгодной для компании, чем позиция общего собрания акционеров. Директора должны действовать прежде всего в интересах корпорации, включающих в себя интересы различных участников корпоративных отношений, а не только акционеров.

     Б) Германская система корпоративного управления предусматривает в отличие от англо-американского права трехзвенную структуру: общее собрание акционеров - наблюдательный совет - правление.
     Согласно немецкому подходу проводится четкая граница между непосредственным управлением и надзором, т.е. правление подотчетно наблюдательному совету в правильном использовании данных ему полномочий, а главной задачей наблюдательного совета является обеспечение того, чтобы управление компанией было доверено компетентным менеджерам, которых совет и назначает. При этом в значительной степени структура наблюдательного совета определяется законом, а не уставом АО. Кроме того, предусматривается обязательное представительство рабочих и служащих в наблюдательном совете корпорации - это зависит от ее размеров и отрасли промышленности. В наблюдательный совет также входят уполномоченные от банков, представители крупных поставщиков, общественность.

     В) Французская система корпоративного управления находится посередине между германской и англо-американской, особенно много заимствовав у США: не только возможность иметь трехзвенную систему корпоративного управления, но и сильную власть президента, что отражает, несомненно, и политическую структуру французского общества. Заимствована в американском праве и такая схема как "сильный менеджер, слабые акционеры".
     Отличительной особенностью французского корпоративного управления является также возможность иметь как монистическую, так и дуалистическую структуру управления (к ней во Франции принадлежат всего лишь немногим более двух процентов от всех АО).
     Что касается монистической структуры, то она выглядит так: Президент или председатель правления (французская система корпоративного управления наделяет его практически неограниченной властью над Административным советом и даже общим собранием акционеров независимо от структуры компании) - общее собрание акционеров - административный совет. Дуалистическая система похожа на германскую (за исключением участия служащих в управлении АО).

     Попытаемся выяснить на примере Федерального закона "Об акционерных обществах", какая же система корпоративного управления существует в России, и определимся, какой бы хотелось ее видеть исходя из логики развития российского общества, правовой системы России, наконец, просто, здравого смысла.
     Согласно российскому закона об АО существует некий гибрид одночленной и двучленной моделей управления корпорацией: в законе закреплен нелогичный и неразумный вариант, согласно которому наблюдательный совет приравнен к совету директоров (гл. УШ закона), и этот орган осуществляет общее руководство деятельностью общества, за исключением решения вопросов, отнесенных ФЗ к исключительной компетенции общего собрания акционеров, т.е. никакой разницы между советом директоров и наблюдательным советом не существует - только в названии, что вносит полную путаницу в систему корпоративного управления акционерными обществами в РФ, поскольку невозможно определить, какой, собственно, структуры управления придерживается российский законодатель - монистической или дуалистической, не говоря уже о том, что наблюдательный совет согласно п. 2 ст. 66 может наполовину состоять из членов исполнительного органа, что делает его существование вовсе бессмысленным.
     Что касается деятельности исполнительных органов общества, имеются в виду единоличный исполнительный орган общества (директор или генеральный директор) и коллективный исполнительный орган общества (Правление-дирекция) - им посвящены всего две статьи - 69 и 70, что, конечно, не может отражать потребностей урегулирования данного вопроса в российском законодательстве.
     Сделаем некоторые выводы относительно существующей системы корпоративного управления в РФ:

1) На сегодняшний день в России нет ясного ответа на вопрос, что же представляет собой корпорация, какому из указанных выше подходов наша правовая доктрина следует или хотя бы намеревается следовать, чьи интересы, прежде всего, представляет корпорация?
Путаница эта, кстати, продолжается: так, например, посмотрим на содержание некоторых статей проекта документов, подготовленных Центром деловой информации еженедельника "Экономика и жизнь", имеются в виду Материалы по главе кодекса (свода правил) корпоративного поведения Российской Федерации "Избрание и обеспечение эффективной деятельности совета директоров". Согласно п. 1 ст. 4 указанного проекта основной целью деятельности совета директоров является обеспечение реализации прав и законных интересов акционеров, при этом наиглавнейшей целью деятельности совета директоров является согласно п. 2 той же статьи получение обществом наибольшей прибыли, что соответствует подходам к существу корпорации в англо-американском праве, т.е. договорной теории происхождения корпорации, которая, как мы уже отметили, наименее подходит для российского корпоративного права, а с другой стороны в п. 5 ст. 7 указано, что член совета директоров обязан действовать в интересах общества в целом, а не отдельных акционеров, должностных и других лиц. Учитывая тот факт, что в нашу задачу не входит подробный разбор положений указанного выше документа, отметим лишь, что интересы самого акционерного общества, их характер и содержание остаются размытыми и не получили должного отражения в проекте.

2) Что касается системы корпоративного управления, то ФЗ об АО пытается подражать американской модели, введя в закон понятие совета директоров, но, не желая, видимо, совсем отходить от присущих российскому праву конструкций континентальной системы права, смешал понятие совета директоров и наблюдательного совета, сделав их синонимичными, что вдвойне неоправданно, да и неправильно по сути, поскольку тем самым у наблюдательного совета отнята его основная функция - осуществление контроля за правлением и его избрание - вместо этого ему приданы совершенно несвойственные функции общего руководства деятельностью общества.

3) Необходимо исправить создавшееся положение в российском корпоративном праве и провести четкую границу между управлением и контролем.

4) Для РФ насущным является вопрос об обязательном введении в наблюдательный совет (имеется в виду его нормальный германский аналог!) представителей рабочих и служащих.

5) Возможно, необходимо более пристально присмотреться к такому виду корпорации как АО работников народных предприятий, поскольку в некоторых случаях более целесообразно, чтобы акционеры являлись одновременно и работниками своих компаний (замечательным примером в данном случае является функционирование МНТК "Микрохирургия глаза").

6) По нашему мнению, наиболее близкой к требуемому для России идеалу могла бы стать следующая структура управления в АО:

вместо нынешнего совета директоров (наблюдательного совета) необходимо предусмотреть в законе Правление (как это было, кстати, и в дореволюционной России) со свойственными ему в германском праве функциями,
в крупных АО обязательно наличие наблюдательных советов при обязательном представительстве в них рабочих, служащих и других заинтересованных лиц,
в законе необходимо учитывать тенденции падения роли общего собрания акционеров в управлении корпорациями, в связи с чем нужно увеличить гарантии защиты прав акционеров (например, защиты прав меньшинства, прав на коллективные иски, широкий доступ акционеров к информации АО и др.),
вместе с тем можно было бы перенять положительный опыт организации компаний в английском праве, т.е. предоставить российским АО возможности разновариантности формирования уставов компаний в зависимости от потребностей того или иного общества с точки зрения схемы его корпоративного управления - иными словами, увеличить количество диспозитивных норм закона, имеющих отношение к формированию устава и, следовательно, той или иной схемы корпоративного управления, сохраняя при этом строгую императивность положений закона в указанных выше случаях. Таким образом, российская система корпоративного управления, с одной стороны, должна стать более гибкой, а с другой - более разумной, и в то же время отвечать потребностям публичной власти и широких групп участников корпоративных отношений, а не интересам отдельных лиц и семей, как это было в свое время очень распространено во Франции.
     Что касается ответственности должностных лиц компании перед акционерным обществом, то ей в законе "Об акционерных обществах" посвящена всего одна ст. 71, согласно которой перечень лиц, несущих ответственность перед АО, является закрытым. К ним относятся члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) и (или) члены коллегиального исполнительного органа общества (правление, дирекция), а равно управляющая организация или управляющий.
     Должностные лица акционерного общества несут ответственность за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), причем закон не уточняет, совершены ли такие действия (бездействие) при осуществлении ими своих обязанностей или вне их исполнения. При определении размера ответственности должностных лиц общества применяются общие понятия гражданского права в отношении ущерба - имеется в виду, как сумма реального ущерба, так и упущенная выгода. Помимо



Бизнес-справочник
цен на товары и услуги

Хотите разместить информацию и прайс Вашего предприятия на нашем сайте?

БЕСПЛАТНО!

Заявка на размещение




Новые прайс-листы

ООО "СтройПолимерКомплект"
г. Санкт-Петербург   76 поз.

ПКФ Торгсервисснаб
г. Екатеринбург   504 поз.

ООО "Ультрастрой"
г. Екатеринбург   5 поз.

ИП Михайлова
г. Тольятти   649 поз.

ТоргСервисСнаб
г. Екатеринбург   504 поз.

По всем вопросам обращайтесь: info@bizspr.ru

Полезная информация