карта сайта
Справочник товаров и цен
  Добавить фирму Добавить прайс




Полезная информация / Максимов - Мировая юстиция_проблемы и перспективы

Максимов - Мировая юстиция_проблемы и перспективы


 


Мировая юстиция: проблемы и перспективы

Автор

В.В. Максимов - профессор Московской юридической академии МВД Российской Федерации

"Журнал российского права", 2001, N 9

 

                 Мировая юстиция: проблемы и перспективы

     Среди множества правовых проблем в центре внимания находится и проблема
возрождения мировой юстиции. Сегодня о ней говорят достаточно много. Практически
ни одно мероприятие с участием юристов, какого бы уровня оно ни было, не обходится
без ее обсуждения. Причем для одних это панацея для решения многих сложных
вопросов, относящихся к осуществлению правосудия, для других - путь совершенствования
и демократического развития гражданского и уголовного судопроизводства, для
третьих - важнейший шаг в осуществлении судебной реформы в Российской Федерации,
Концепция которой была утверждена еще в конце 1991 года.
     С момента принятия Федерального закона "О мировых судьях в Российской
Федерации" (17 декабря 1998 года N 188-ФЗ) прошло два с половиной года. Однако
становление этого института идет весьма сложно. Создание такого звена системы
судов общей юрисдикции, как мировые судьи, осуществляется крайне медленно.
     Идея создания мировой юстиции в современной России обосновывалась ее
сторонниками, по крайней мере, тремя обстоятельствами: возможностью решения
задачи приближения суда к населению и обеспечения доступа граждан к правосудию;
сокращением в определенной степени весьма значительной нагрузки, приходящейся
на федеральных судей; созданием предпосылок упрощения гражданского и уголовного
судопроизводства, его дальнейшей демократизации.
     Прежде чем попытаться ответить на вопрос, оправдываются ли в полной мере
надежды, возлагаемые на мировую юстицию, охарактеризуем сложившееся сейчас
положение с введением мировых судей в субъектах Российской Федерации.
     Процесс формирования корпуса мировых судей в последнее время набирает
обороты. По состоянию на 1 июля 2001 года на местах уже назначено более 3
тысяч мировых судей.
     Практически закончено формирование законодательной базы мировой юстиции
на федеральном уровне. После принятия Федерального закона о мировых судьях
внесены изменения в процессуальное законодательство. Уголовно-процессуальный
и Гражданский процессуальный кодексы дополнены 7 августа 2000 года нормами,
регламентирующими возможность осуществления правосудия мировыми судьями. При
этом следует отметить, что процессуальная база осуществления правосудия мировой
юстицией создана лишь спустя полтора года после принятия базового закона.
Кроме того, на федеральном уровне определено общее количество участков, а
также число мировых судей (5 463) для 64 субъектов Российской Федерации. Принят
также и другой федеральный закон о количестве участков и числе мировых судей
еще для 20 субъектов Российской Федерации (970). В итоге общее количество
для 84 субъектов РФ будет составлять 6 433 мировых судьи. Нельзя не отметить,
что при принятии Государственной Думой законов о числе мировых судей и количестве
судебных участков для ряда субъектов было уменьшено их количество без учета
особенностей распределения населения в административно-территориальных образованиях.
Так произошло при определении численности мировых судей для Псковской области,
Ямало-Ненецкого, Корякского автономных округов.
     Все это создает дополнительные сложности в функционировании мировой юстиции,
а их уже и так достаточно. Об этом свидетельствует и небольшой пока опыт работы
мировых судей.
     Всего в Российской Федерации должно быть порядка 6 500 мировых судей.
Это достаточно большое звено системы судов общей юрисдикции (для сравнения:
штатная численность федеральных судей судов общей юрисдикции на 1 января 2001
года установлена в количестве 17 242 единиц). После принятия Закона пройдено
лишь полпути в осуществлении всего комплекса мер по созданию института мировых
судей в субъектах РФ. Это подтверждает и фактическое положение дел в субъектах
Российской Федерации по введению института мировых судей (по состоянию на
1 июля 2001 года):
     - законы о мировых судьях приняты в 77 субъектах РФ;
     - границы судебных участков определены в 63 субъектах РФ;
     - бюджетом на 2001 год финансирование аппаратов и материально-техническое
обеспечение мировых судей предусмотрено лишь в 61 субъекте РФ;
     - поэтапное введение института мировых судей после принятия закона о
границах судебных участков предусмотрено в 48 субъектах РФ;
     - резерв кандидатов на должность мирового судьи создан в 69 субъектах
РФ, а квалификационные экзамены приняты у 6 303 кандидатов.
     Особое беспокойство вызывает фактическое нежелание пяти субъектов РФ
вводить институт мировой юстиции. Более того, Законодательное собрание Коми-Пермяцкого
автономного округа еще 29 октября 1999 года приняло постановление об отказе
от вхождения в Государственную Думу РФ с законодательной инициативой об установлении
общего числа мировых судей и количества судебных участков. Иначе говоря, здесь
отказывались от введения мировой юстиции на территории округа.
     Представляется, что такое положение, когда в ряде субъектов не будет
вводиться институт мировых судей, вряд ли допустимо. Не только потому, что
это противоречит Федеральному конституционному закону о судебной системе.
Нарушается конституционный принцип, состоящий в том, что никто не может быть
лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности
которых оно отнесено законом.
     Как видно, есть еще регионы, где не спешат с созданием всех условий для
эффективного функционирования мировой юстиции. Это объясняется целым рядом
причин законодательного, финансового и организационного характера.
     Что касается проблем финансового обеспечения, то они обусловлены, прежде
всего, неготовностью субъектов принять на себя расходы по материально-техническому
обеспечению деятельности мировых судей. Не случайно лишь половина субъектов
Российской Федерации на 2000 год закладывали выделение незначительных сумм
из своих бюджетов на обеспечение деятельности мировой юстиции. Ненамного улучшается
положение с финансированием и в 2001 году. Особые сложности возникли в так
называемых дотационных субъектах РФ (а их значительное большинство). Действительно,
выделить из скудных бюджетов регионов средства на создание мировой юстиции
непросто. Поэтому следовало бы внести изменения в существующий сейчас порядок
выделения средств из федерального Фонда финансовой поддержки регионов. Эти
средства выделяются регионам из государственного бюджета адресно, на строго
определенные цели. Одной из таких целей могла бы стать финансовая поддержка
мировой юстиции, хотя бы на первое время.
     Другая серьезная проблема становления института мировых судей - неурегулированность
вопросов организационного обеспечения их деятельности. Институт мировой юстиции
имеет сложную правовую природу, обусловленную двойственностью положения мирового
судьи. С одной стороны, он относится к судам субъекта Российской Федерации,
а с другой, являясь судом общей юрисдикции, руководствуется при осуществлении
правосудия по гражданским и уголовным делам федеральными законами, выносит
решения именем Российской Федерации.
     Такая конструкция создает внутренние противоречия, которые будут отражаться
на всех сторонах деятельности этого звена судебной власти.
     По сути, речь идет о передаче части федеральных полномочий в области
осуществления правосудия в ведение создаваемых в субъектах Федерации органов
судебной власти.
     Уникальность ситуации заключается в том, что мировой судья, являясь органом
власти субъекта Российской Федерации, осуществляет свою деятельность от имени
всей Российской Федерации исключительно в порядке, установленном федеральным
процессуальным законодательством.
     Такое положение требует выработки новых подходов к организации деятельности
мировых судей, поскольку общепринятая методология здесь не может использоваться
в полном объеме.
     Сложная природа мировых судей предопределила и серьезные трудности в
законодательном решении вопросов организации их деятельности. В связи с тем,
что Федеральный закон "О мировых судьях в Российской Федерации" не содержит
понятия организационного обеспечения деятельности мирового судьи (предполагая
только выплату заработной платы мировому судье и социальные гарантии из средств
федерального бюджета, а также материально-техническое обеспечение их деятельности
за счет бюджетных средств субъекта), возникает ряд вопросов, которые требуют
решения, но законодательно остались неурегулированными. Более того, материально-техническое
обеспечение деятельности мировых судей согласно Закону может быть возложено
на органы юстиции либо на органы исполнительной власти субъектов РФ.
     Так, на органы юстиции возложены обязанности по организационному обеспечению
деятельности мировых судей в Республике Ингушетия, Алтайском крае, Оренбургской
области, а также в городе Санкт-Петербурге. Следует учесть, что территориальные
управления Министерства юстиции Российской Федерации с января 2000 года стали
федеральными органами в субъектах РФ. Организационное обеспечение деятельности
мировых судей в Республике Башкортостан возложено на Министерство юстиции
этой республики, хотя оно не является территориальным органом Министерства
юстиции Российской Федерации.
     В ряде субъектов организационным обеспечением деятельности мировых судей
занимаются сами органы исполнительной власти. В Ростовской области создали
специальный департамент при областной администрации, основной целью которого
является обеспечение деятельности мировой юстиции. Такой алгоритм решения
проблемы избрали и в Нижегородской области.
     Отсутствие законодательного закрепления функций по организационному обеспечению
деятельности мировых судей может стать в дальнейшем серьезной преградой на
пути становления этого института в России. Ситуация, когда организационным
обеспечением деятельности мировых судей в субъектах Федерации занимаются органы
различной ведомственной принадлежности, разного уровня государственной власти,
может привести к разнобою в этой важной работе. Кроме того, существенно затруднена,
а может быть и нереализуема часть функций, требующих единого подхода не только
к методологии их осуществления, но и единого механизма их реализации.
     Кроме перечисленных вариантов ряд субъектов Федерации пошли по другому
пути, возлагая напрямую на органы судебного департамента в регионах обязанности
по организационному обеспечению деятельности мировых судей в полном объеме.
Такая позиция противоречит федеральному законодательству и не может быть поддержана.
Поэтому органы государственной власти на местах вынуждены были искать другой
оптимальный выход. Получает распространение практика подписания соглашений
с территориальными органами Судебного департамента при Верховном Суде Российской
Федерации об организационном обеспечении деятельности мировых судей. На основании
доверенности, выдаваемой генеральным директором Судебного департамента при
Верховном Суде РФ на подписание соглашений, территориальные органы принимают
на себя определенные обязанности, исполнение которых финансируется из бюджетных
средств субъекта РФ. Возможность подписания таких соглашений имеет соответствующее
правовое обоснование как в федеральном законодательстве (п.3 ст.78 Конституции
РФ, п.2 ст.30 Закона "О судебной системе Российской Федерации"), так и в большинстве
законов о мировых судьях, принятых в субъектах РФ. В определенной степени
такая практика будет гарантировать стабильное обеспечение деятельности мировых
судей на начальном этапе.
     Необходимость в таком решении продиктована еще и тем, что вне поля зрения
законодателя остались вопросы кадрового обеспечения судей, сотрудников аппарата,
повышения их квалификации.
     Объединение функций организационного и материально-технического обеспечения
деятельности мировых судей, а затем и передача их в ведение специализированного
государственного органа, каким является Судебный департамент при Верховном
Суде Российской Федерации, представляется вполне оправданным. По своему статусу
Судебный департамент является государственным органом, осуществляющим исполнительные
и распорядительные функции, аналогичные тем, которые ранее осуществлялись
Министерством юстиции. Следование принципу разделения властей не позволяло
по формальным основаниям отнести к органам исполнительной власти Судебный
департамент, функции и управленческие полномочия которого аналогичны соответствующим
полномочиям органов исполнительной власти.
     Поэтому заключение администрацией области (или другого равного субъекта
Российской Федерации) соглашения с территориальными подразделениями Судебного
департамента о передаче в его ведение функций по обеспечению в целом деятельности
мировых судей правомерно.
     Это необходимый шаг, но его нельзя рассматривать в качестве долговременной
перспективы, ибо он не может обеспечить единообразный подход к созданию и
функционированию службы мировой юстиции.
     Во-первых, подписание соглашений (договоров) не позволяет полностью преодолеть
все противоречия, обусловленные пробелами в законодательстве.
     Во-вторых, подписание соглашений зависит в первую очередь не от инициативы
территориальных органов Судебного департамента при Верховном Суде РФ. А если
не все субъекты Федерации пойдут на такой вариант, не будет и единообразного
решения вопросов обеспечения деятельности мировых судей, входящих в единую
систему судов общей юрисдикции.
     В-третьих, такие соглашения (договоры) в силу того, что они могут быть
расторгнуты в любое время, прежде всего органами исполнительной власти субъекта
РФ, не создают прочной основы деятельности мировой юстиции.
     Законодательные акты, регулирующие вопросы организационного обеспечения
деятельности мировых судов, достаточно противоречивы. Так, положения Федерального
закона "О мировых судьях в Российской Федерации" не соответствуют ст.124 Конституции
Российской Федерации, а также ст.3 Федерального конституционного закона "О
судебной системе Российской Федерации".
     Другое противоречие между нормами федерального законодательства заключено
в определении места и роли Судебного департамента в организационном обеспечении
деятельности мировых судей в субъектах Российской Федерации. В соответствии
с п.2 ст.30 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской
Федерации" на Судебный департамент возложено обеспечение деятельности всех
судов общей юрисдикции Российской Федерации (за исключением Верховного Суда
Российской Федерации). Однако Федеральный закон "О Судебном департаменте при
Верховном Суде Российской Федерации" в ст.1 ограничивает полномочия Судебного
департамента по созданию условий для полного и независимого осуществления
правосудия мировыми судьями только функциями по их финансированию. Федеральный
закон "О мировых судьях в Российской Федерации" еще более сужает функции Судебного
департамента по обеспечению деятельности мировых судей.
     Вызывает определенную неясность и п.2 ст.9 Закона "О мировых судьях в
Российской Федерации", которым установлено, что работники аппарата мирового
судьи являются государственными служащими соответствующего субъекта Российской
Федерации.
     Положение данной нормы вступает в противоречие с Конституцией Российской
Федерации, так как в соответствии с п."т" ст.71 Конституции Российской Федерации
в ведении Российской Федерации находится только федеральная государственная
служба. Исходя из норм ст.71, 72 и 73 Конституции Российской Федерации государственная
служба субъектов Российской Федерации находится в их ведении. Это вытекает
из требований Федерального закона "Об основах государственной службы Российской
Федерации" от 31 июля 1995 года N 119-ФЗ. Пункт 3 ст.2 этого закона устанавливает,
что государственная служба включает в себя федеральную государственную службу,
находящуюся в ведении Российской Федерации, и государственную службу субъектов
Российской Федерации, находящуюся в их ведении.
     В соответствии с Конституцией Российской Федерации вне пределов ведения
Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов
Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения,
автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование,
включая принятие законов и иных нормативных правовых актов (ч.4 ст.76). При
этом система органов государственной власти республик, краев, областей, городов
федерального значения, автономной области, автономных округов устанавливается
субъектами Российской Федерации самостоятельно в соответствии с основами конституционного
строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных
и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным
законом (ч.1 ст.77).
     Из указанных положений Конституции Российской Федерации, конкретизированных
в федеральных законах "Об общих принципах организации законодательных (представительных)
и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"
и "Об основах государственной службы Российской Федерации" от 31 июля 1995
года N 119-ФЗ, вытекает, что субъект Российской Федерации наряду с образованием
законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта
Российской Федерации и высшего исполнительного органа государственной власти
субъекта Российской Федерации самостоятельно образует иные государственные
органы субъекта Российской Федерации и самостоятельно определяет перечень
должностей в этих органах, относящихся к государственным должностям государственной
службы субъекта Российской Федерации. Поэтому некорректно было бы устанавливать
федеральным законом порядок отнесения отдельных должностей к государственным
служащим субъекта Российской Федерации.
     Пунктом 3 ст.10 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации"
установлено, что материально-техническое обеспечение деятельности мировых
судей осуществляют органы юстиции либо органы исполнительной власти соответствующего
субъекта Российской Федерации в порядке, установленном законом соответствующего
субъекта Российской Федерации. С нашей точки зрения, положение данной нормы
противоречит Конституции Российской Федерации, Федеральному конституционному
закону "О судебной системе Российской Федерации" от 31 декабря 1996 года N
1-ФКЗ по следующим основаниям.
     Согласно ст.10 Конституции Российской Федерации государственная власть
в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную,
исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной
власти самостоятельны. Ряд гарантий самостоятельности судебной власти содержится
непосредственно в тексте Конституции Российской Федерации, а также в принятом
в соответствии с ней Федеральном конституционном законе "О судебной системе
Российской Федерации".
     Пути решения проблемы организационного обеспечения деятельности мировых
судей, видимо, в первую очередь должны быть увязаны с необходимостью внесения
изменений в действующее законодательство. Здесь два варианта, и разница между
ними лишь в том, какой объем полномочий - часть функций или полностью организационное
обеспечение мировой юстиции - будет передан органам Судебного департамента.
     Если пойти по пути возложения только части функций по обеспечению деятельности
мировых судей на Судебный департамент, сохранив порядок материально-технического
обеспечения за органами исполнительной власти субъектов РФ, то это потребует
более четкого разграничения функций организационного обеспечения деятельности
мировых судов. При этом следует более четко определить функции органов исполнительной
власти субъектов не только в сфере материально-технического обеспечения, но
и в области кадрового обеспечения аппаратов мировых судей (так как работники
аппарата мирового судьи - госслужащие субъекта РФ) и всей деятельности мирового
судьи как суда общей юрисдикции (содержание аппарата, командировочные расходы
и пр.). В законодательстве должны быть четко зафиксированы и обязанности территориальных
органов Судебного департамента по формированию кадрового состава корпуса мировых
судей и организационно-методическому обеспечению их деятельности.
     Такой путь решения проблемы, учитывая разное отношение в самих субъектах
Федерации к идее введения института мировых судей, а также различные финансовые
возможности регионов, имеет свои недостатки:
     а) развитие этого института в регионах будет различно, а в ряде территорий
может поставить в неравное положение мировых и федеральных судей или даже
привести к их противопоставлению (например, в Ханты-Мансийском автономном
округе мировым судьям предполагается предоставить ряд льгот, которых федеральные
судьи не имеют);
     б) некоторые субъекты Федерации по мотивам отсутствия финансовых возможностей
будут попрежнему затягивать введение этого института;
     в) с введением мировой юстиции объем работы Судебного департамента и
его территориальных органов возрос и будет возрастать. Для полноценного осуществления
функций по финансовому обеспечению мировых судей (в предусмотренном законом
объеме), а также для осуществления кадровой и организационно-методической
работы Судебному департаменту потребуется и соответствующее увеличение штатной
численности.
     Кроме того, указание в Законе на органы юстиции субъектов как возможный
орган, обеспечивающий деятельность мировых судей, не отвечает реалиям сегодняшнего
дня. (Теперь органы юстиции не входят в структуру органов власти субъекта
Федерации, а являются территориальными органами Министерства юстиции России
в субъекте и решают другие задачи.)
     Второй вариант - полная передача функций по организационному обеспечению
деятельности мировых судей Судебному департаменту при Верховном Суде РФ.
     Безусловно, в целях обеспечения единства статуса судей в Российской Федерации,
создания единых условий для осуществления правосудия в Российской Федерации
необходимо включение мировой юстиции в единую систему организационного обеспечения
деятельности судов общей юрисдикции.
     Учитывая, что реализация задач по обеспечению полного и независимого
осуществления правосудия федеральными судами общей юрисдикции возложена на
Судебный департамент, логично было бы передать ему решение этих вопросов и
для мировых судей в целях качественного и единообразного обеспечения их деятельности.
     Несмотря на то, что Закон о мировых судьях возлагает на Судебный департамент
лишь выплату денежного содержания мировому судье, другой закон - о Судебном
департаменте - относит к его полномочиям выполнение такой государственной
функции, как ведение судебной статистики, организация делопроизводства и работы
архивов. Причем законодатель не предусматривает какого-либо изъятия в этих
случаях из его полномочий. Да и трудно представить, чтобы судебная статистика
формировалась бы без учета деятельности по рассмотрению гражданских, административных
и уголовных дел мировыми судьями. Кроме того, Законом на Судебный департамент
возложено и обеспечение безопасности судей и членов их семей. Безопасность
должна обеспечиваться всем судьям судов общей юрисдикции. Все большее значение
приобретает информатизация судов. Если Судебный департамент не возьмет на
себя решение этого сложного вопроса, то мировые судьи могут оказаться вне
создаваемой единой системы информатизации судов общей юрисдикции. А следовательно,
и без надлежащего использования такого важного фактора совершенствования организации
судопроизводства, как повышение степени информатизации судов, их компьютеризации,
расширения применения компьютерных технологий. Только на такой базе возможно
обеспечить мировым судьям быстрый доступ к банкам данных законодательных актов,
обобщенным материалам судебной практики. Это особенно важно, так как мировыми
судьями в большинстве случаев стали юристы, ранее в органах судебной власти
не работавшие.
     Понимание необходимости единства в организационном обеспечении всех судов
общей юрисдикции существует и среди депутатов Государственной Думы (11 апреля
2000 года депутатами Госдумы был внесен законопроект, предусматривающий возложение
на Судебный департамент всех вопросов организационного обеспечения деятельности
мировых судей). Однако из-за недостаточной проработанности он тогда не получил
должной поддержки.
     Такая позиция выражена и в решении состоявшегося в ноябре 2000 года V
Всероссийского съезда судей, который в своем постановлении отметил необходимость
внесения соответствующих изменений и дополнений в действующее федеральное
законодательство для более четкого регулирования вопросов финансового и организационного
обеспечения деятельности мировых судей, определения места и роли Судебного
департамента и его территориальных органов в этой работе.
     Это позволит избежать и многих других законодательных коллизий. Даже
небольшой пока опыт деятельности мировых судей показывает, что законодательство
нуждается в совершенствовании и обновлении. Так, остается открытым вопрос
об оплате проведенных по назначению мирового судьи экспертных исследований.
Процессуальное законодательство на этот счет ответа не дает.
     Известно, что оплата должна производиться из средств государственного
бюджета, но из какого - федерального или субъекта Федерации? Такой же вопрос
возникает и в том случае, если в соответствии с требованиями ст.47 УПК РСФСР
мировой судья назначит адвоката без заключения соглашения с ним подсудимого.
Оплачивать труд адвоката из средств федерального бюджета не представляется
возможным, так как в соответствии с п.1 ст.10 Закона о мировых судьях из федерального
бюджета финансируется лишь заработная плата мирового судьи и социальные выплаты.
Согласно п.3 ст.10 Закона на органы исполнительной власти субъекта Российской
Федерации или органы юстиции возложено только материально-техническое обеспечение
деятельности мировых судей. Поэтому вряд ли оплату труда адвоката, осуществившего
защиту по назначению, можно отнести к материально-техническому обеспечению
деятельности мирового судьи. Кроме того, расходы по оплате труда адвокатов,
осуществивших защиту по назначению суда, по смыслу ч.8 ст.47 УПК РСФСР, производятся
из средств республиканского бюджета. Но понятие "республиканский бюджет" в
нынешнем положении России как суверенного государства совсем иное, чем это
было при принятии УПК РСФСР в 1960 году.
     По нашему мнению, из ст.10 Закона о мировых судьях должна быть исключена
запись о возможности возложения обязанностей по материально-техническому обеспечению
деятельности мировых судов на органы юстиции, так как в связи с утвержденным
в январе 2000 года новым Положением о Министерстве юстиции оно является федеральным
органом, имеющим свои территориальные органы в субъектах Российской Федерации.
В составе органов исполнительной власти субъектов Федерации в преобладающем
большинстве теперь нет отделов юстиции.
     Следовательно, в тех субъектах, где организационное обеспечение возложили
на органы юстиции, должны быть внесены соответствующие изменения.
     Что даст введение института мировых судей, как это повлияет на состояние
судебной системы, насколько упрочит судебную власть? Эти вопросы не могут
не волновать и теоретиков, и практиков.
     Компетенция мировых судей Законом о мировых судьях в Российской Федерации
определена достаточно широко. Предполагалось, что они будут рассматривать
уголовные дела о преступлениях, за совершение которых может быть назначено
максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы. Таким образом,
к компетенции мировых судей было отнесено рассмотрение всех дел о преступлениях
небольшой тяжести, за исключением воинских преступлений. К этой категории
преступлений относится 159 составов преступлений из 543, содержащихся в Уголовном
кодексе Российской Федерации, что составляет 32,8 процента всех составов действующего
уголовного законодательства. Можно было прогнозировать, что мировые судьи
возьмут на свои плечи чуть не треть нагрузки, приходящейся сейчас на федеральных
судей.
     На самом же деле за преступления небольшой тяжести было осуждено в 1999
году 16,2 процента от общего числа осужденных судами общей юрисдикции, а в
2000 году - 16,8 процента. Хотя неоднократно утверждалось, что мировые судьи
будут рассматривать примерно пятую часть всех уголовных дел, поступающих в
суды общей юрисдикции.
     Изменения, внесенные в Уголовно-процессуальный кодекс Федеральным законом
от 7 августа 2000 года, значительно сократили компетенцию мирового судьи.
Однако соответствующие изменения в Закон "О мировых судьях в Российской Федерации"
внесены не были. В соответствии с нормами, содержащимися в УПК РСФСР, мировые
судьи будут рассматривать от 7 до 9 процентов от общего числа направляемых
в суд уголовных дел.
     Таким образом, 6,5 тысяч мировых судей будут рассматривать до 10 процентов
дел, а 16,7 тысяч федеральных судей - оставшиеся 90 процентов наиболее сложных
уголовных дел. Как видим, у мировых судей действительно небольшая нагрузка.
Может быть, поэтому депутаты Государственной Думы внесли на рассмотрение законодательного
органа страны законопроект о расширении полномочий мирового судьи, наделив
его правом рассмотрения дел о преступлениях, максимальное наказание за которые
не превышает трех лет лишения свободы.
     На первый взгляд, изменение подсудности немного добавит к компетенции
мировых судов - всего 54 состава преступлений из действующего УК РФ. Но реальное
увеличение нагрузки мировых судей, исходя из показателей судебной статистики
за последнее время, будет гораздо весомее. Так, в 2000 году эта категория
преступлений составила более 18 процентов от общего числа поступивших в суды
уголовных дел. Стало быть, нагрузка мировых судей, по крайней мере, не будет
меньше той, что приходится на федеральных судей (сегодня она как минимум в
два раза превышает существующие нормы).
     С другой стороны, компетенция мировых судей могла бы быть расширена за
счет того, чтобы установить на законодательном уровне, что освобождение от
уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям возможно только
по решению суда. Было бы оправданно, чтобы окончательное решение об освобождении
от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием виновного, в
связи с примирением с потерпевшим, в связи с изменением обстановки (ст.75-77
УК РФ) принималось бы мировым судьей. Это позволило бы обеспечить соблюдение
прав человека, признаваемого виновным в совершении преступления, в судебном
порядке.
     В настоящее время освобождение от уголовной ответственности по этим основаниям
может быть осуществлено не только судом, но и прокурором, следователем или
органом дознания с согласия прокурора путем прекращения уголовного дела в
стадии предварительного расследования. Такой порядок действует в нарушение
ч.1 ст.49 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый
обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность
не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена
вступившим в законную силу приговором суда. Существующий порядок согласно
действующим нормам материального и процессуального уголовного законодательства
фактически узаконивает внесудебный порядок признания виновности лица в совершении
преступления. И если уж говорить о ст.76 УК РФ, предусматривающей в качестве
основания освобождения от уголовной ответственности примирение с потерпевшим
(и здесь у нас свой подход, в большинстве стран это, как правило, примирение
потерпевшего с обвиняемым), то здесь, кажется, сама логика требует, чтобы
эти дела рассматривались мировым судьей, который и должен решить дело миром
или примирением. Кстати, за 2000 год в целом по стране следователями прокуратуры,
Министерства внутренних дел и органами дознания прекращено в соответствии
со ст.9 УПК РСФСР в связи с примирением с потерпевшим всего 244 дела, а в
связи с деятельным раскаянием в соответствии со ст.7 УПК РСФСР - 1 557 дел
и по ст.6 УПК РСФСР вследствие изменения обстановки - 1 664 дела.
     Приведенные данные настолько незначительны по объему, что не могут оказать
сколько-нибудь существенного влияния на увеличение нагрузки мировых судей
или федеральных судов общей юрисдикции, если процессуальным законом это будет
отнесено к их полномочиям. Требуется лишь законодательное решение, чтобы избежать
в дальнейшем упреков во внесудебном признании виновности лица в совершении
преступного деяния.
     Мировые судьи возьмут на себя определенную нагрузку и по рассмотрению
гражданских дел.
     Исходя из количества рассмотренных в 2000 году дел по тем категориям,
которые теперь отнесены к компетенции мировых судей, можно представить предполагаемый
объем их работы. Всего в производстве федеральных судей в 2000 году находилось
5 556 456 гражданских дел. В компетенции мировых судей могло бы быть, исходя
из того, что они должны будут рассматривать, 1 462 843 дела, или 27,4 процента.
В том числе:
     - дел о расторжении брака при отсутствии спора о детях - 70 566;
     - дел о взыскании алиментов - 380 022;
     - дел, возникших из семейно-правовых отношений, - 61 719;
     - дел по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных
размеров оплаты труда, - 68 823;
     - дел, возникающих из трудовых отношений, - 906 944.
     Кроме того, судами рассмотрено 1 322 464 дела о выдаче судебного приказа.
     Активнее следует решать и проблему приближения правосудия к населению.
В определенной степени создание судебных участков из расчета населения от
15 до 30 тысяч будет способствовать обеспечению доступности правосудия для
граждан. Однако и здесь пока есть сложности.
     Отсутствие в регионах готовых помещений, пригодных для размещения мировых
судей, обусловило в большинстве случаев размещение их в зданиях районных судов.
     Как известно, мировые судьи уже были в нашей истории. Они появились в
результате великой судебной реформы 1864 года и просуществовали с большим
трудом 25 лет. А в некоторых губерниях так и не приступили к осуществлению
прав



Бизнес-справочник
цен на товары и услуги

Хотите разместить информацию и прайс Вашего предприятия на нашем сайте?

БЕСПЛАТНО!

Заявка на размещение




Новые прайс-листы

ООО "СтройПолимерКомплект"
г. Санкт-Петербург   76 поз.

ПКФ Торгсервисснаб
г. Екатеринбург   504 поз.

ООО "Ультрастрой"
г. Екатеринбург   5 поз.

ИП Михайлова
г. Тольятти   649 поз.

ТоргСервисСнаб
г. Екатеринбург   504 поз.

По всем вопросам обращайтесь: info@bizspr.ru

Полезная информация