карта сайта
Справочник товаров и цен
  Добавить фирму Добавить прайс




Полезная информация / ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ

ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ


Кандидат юридических наук И.А.ЛЕДЯХ ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ
1.В процессе формирования новой российской государственности,
демократические принципы которой закреплены в Конституции РФ и ориентированы
на идеалы и максимы правового государства,особая роль в осуществлении и защите
провозглашенных,но еще далеких от реализации конституционных принципов
отводится Конституционному Суду РФ.Следует подчеркнуть,что особое место
Конституционный Суд занимает не только благодаря формальным предписаниям и
нормам российского основного закона,но и в силу объективной потребности,
диктуемой логикой проводимых в стране политических реформ.Подлинность и
осуществление таких реформ могут быть обеспечены только при условии
соблюдения и гарантированности всего комплекса прав и свобод человека и
гражданина,которые предоставляют самому субъекту этих прав возможность
выступать в качестве основного действующего лица в процессе коренных
преобразований государственной и общественной системы России.Именно
основанная на демократических началах реализация гражданами политических прав
и свобод в этом процессе позволяет квалифицировать сформированные в процессе
выборов органы и их деятельность как легитимные.
Защита прав и свобод человека и гражданина,которая по Конституции
является обязанностью всех органов Российского государства и общества,в том
числе правоохранительных и судебных,в конечном счете замыкается на
Конституционном Суде РФ.Он выступает верховным стражем Конституции и
гарантом конституционно-правового отношения государственной власти к
соблюдению прав и свобод человека и гражданина.С возобновлением деятельности
Конституционного Суда РФ в 1995 г.на основе нового Федерального
конституционного закона о Конституционном Суде РФ 1994 г.защита
конституционных прав и свобод граждан по индивидуальным и коллективным
жалобам заняла в его деятельности одно из ведущих мест.Предметом его
рассмотрения уже стали нормы Жилищного кодекса,КЗоТ,ГК,УК,УПК РСФСР,
Законов "О реабилитации жертв политических репрессий ","О порядке разрешения
коллективных трудовых споров (конфликтов)","О милиции ","О государственной
тайне ","О гражданстве Российской Федерации "и др.1 Анализ постановлений
Конституционного Суда по этим делам свидетельствует,что все они ставили целью
защиту конституционных прав и свобод человека.
Рассматривая вопросы судебной защиты основных прав граждан в общем и
конституционном судопроизводстве,судья Конституционного Суда Российской
Федерации Т.Морщакова справедливо отмечает,что компетенция
Конституционного Суда по охране прав граждан реализуется почти во всех его
процедурах:при осуществлении абстрактного контроля законов;разрешении споров
о компетенции между федеральными и региональными органами государственной
власти;при осуществлении конкретного контроля законов по жалобам граждан или
их объединений,а также по запросам судов относительно конституционности
законов,подлежащих применению в процессе рассмотрения гражданских,
административных или уголовных дел 2 .И хотя последняя форма -проверка
конституционности законов по запросам судов -до сего времени почти не
1 См.:Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде Российской Федерации.
Комментарий.М.,1996.С.43.2 См.:Морщакова Т.Судебная защита основных прав граждан в общем и конституционном
судопроизводстве:соотношение и особенности//Судебный контроль и права человека.Материалы
Российско-Британского семинара.Москва,12 -13 сент.1994 г.М.,1996.С.29 -30..применялась (рассмотрен один запрос и два дела ждут своего рассмотрения),в
перспективе,особенно в усло-ловиях тотального обновления обширного массива
законодательства,она позволит Конституционному Суду целенаправленно
воздействовать на судебную практику,направлять ее в конституционное русло.
Признание Конституционным Судом закона не соответствующим Конституции
лишает его юридической силы и исключает из обихода правосудия,что с
неизбежностью будет способствовать формированию единой судебной практики в
области защиты прав и свобод человека и гражданина.
Особая роль Конституционного Суда в условиях переходного периода состоит
также и в том,что он оказывает прямое влияние на процесс радикального обновления
законодательства с целью приведения его в соответствие с действующей
Конституцией РФ.Осуществляя в ходе конституционного судопроизводства
казуальное толкование законов,Конституционный Суд не только вносит надлежащие
правовые коррективы в их трактовку,но в своих решениях прямо указывает
законодателю на необходимость принятия нового закона,сопровождая это
конкретными рекомендациями содержательного характера.Так,например,по делу о
проверке конституционности ст.12 Закона СССР "О порядке разрешения
коллективных трудовых споров (конфликтов)",запрещающей проведение забастовок
работникам гражданской авиации,Конституционный Суд в своем Постановлении от
17 мая 1995 г.признал ч.1 ст.12 не соответствующей Конституции РФ,поскольку
запрет забастовок распространяется на все без исключения предприятия и
организации системы гражданской авиации на основании одной лишь и х
принадлежности к этой отрасли,что противоречит ч.4 ст.37 и ч.2 и 3 ст.55
Конституции РФ.Исходя из этого,Конституционный Суд постановил (п.3),что
Федеральному Собранию "надлежит определить условия и основания ограничения
права на забастовку и связанные с этим необходимые компенсационные механизмы и
процедуры разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов),
руководствуясь при этом ст.55 (ч.2 и 3)Конституции РФ и общепризнанными
принципами и нормами международного права "3 .
Отметим также,что решения Конституционного Суда действуют
непосредственно и не требуют подтверждения со стороны других органов и
должностных лиц (ч.2 ст.79 Закона о Конституционном Суде РФ).Это значит,что
их исполнение не находится в зависимости от издания дополнительных нормативных
актов,а правоприменительные органы должны неукоснительно исполнять
предписания Конституционного Суда.Тем не менее в комментарии к ст.79 Закона о
Конституционном Суде -"О юридической силе решения "-разъясняется,что
правило о непосредственном действии решения Суда не исключает того,что для
более полной реализации его положений может понадобиться издание нормативных
актов самого различного уровня 4 .На это прямо указывается во многих
постановлениях Конституционного Суда.
Тем самым Суд выполняет важную правотворческую функцию,оказывая как
прямое,так и косвенное влияние на деятельность законодателя.Как справедливо
отмечает по этому поводу судья Конституционного Суда профессор Б.С.Эбзеев,
"судебный конституционный контроль не сводится к собственно контролю за
конституционностью нормативных актов или разрешению иных конституционных
споров.Он также -непосредственно или опосредованно -выполняет ряд иных
функций,в том числе интегративную,гарантийную,выступает в роли не только
"негативного ",но и позитивного законодателя,существенно влияет на
правообеспечительную деятельность других судов и иных государственных органов
3 Вестник Конституционного Суда Российской Федерации (далее - ВКС).1995.№ 2 -3.С.49.4 См.:Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде Российской Федерации.
Комментарий.С.246..и их должностных лиц и т.п."5 .Трудно не согласиться и с обобщающим выводом
профессора Эбзеева о том,что,осуществляя свои функции и оказывая влияние на
деятельность всех трех властей,Конституционный Суд РФ представляет высшую
государственную власть,выступает гарантом политического мира в обществе и
государстве,стражем Конституции и хранителем ее ценностей 6 .
В полной мере разделяя эту оценку о важной роли и особом месте
Конституционного Суда РФ в системе высших органов государственной власти и его
роли в качестве стража Конституции,считаем необходимым одновременно
подчеркнуть и особую ответственность Суда -моральную и политическую,
которую он обязан нести за принимаемые решения и которая возлагается на него
предоставленными высокими полномочиями.Такая ответственность ipso facto
вытекает из его высокого правового статуса.Здесь речь не идет,естественно,о
политической направленности деятельности Суда,поскольку он не вправе
рассматривать политические вопросы,а решает исключительно вопросы права (ч.2
ст.3 Закона о Конституционном Суде).Тем не менее Конституционный Суд,вынося
свой вердикт,обязан предвидеть возможные последствия своих решений,включая и
вероятные их политические последствия.
Как свидетельствует его практика,Суд иногда так и поступает.Например,в
определении об отказе в принятии к рассмотрению запроса группы депутатов
Государственной Думы о проверке конституционности ряда положений
Федерального закона от 21 июня 1995 г."О выборах депутатов Государственной
Думы Федерального Собрания РФ "Суд обосновал свой отказ доводами о том,что
сам момент обращения в Конституционный Суд (спустя 5 месяцев после вступления
закона в силу и через 2 месяца после начала избирательной кампании)
свидетельствует о политическом,а не о правовом характере реальной позиции
заявителей 7 .Между тем,как показывает практика конституционного
судопроизводства,в основе большинства запросов,поступивших в Конституционный
Суд от государственных органов РФ (Президента,Совета Федерации,
Государственной Думы и др.),лежали мотивы политической целесообразности.Тем
не менее Суд принимал их к рассмотрению,поскольку в них ставились конкретные
вопросы права,и решал их независимо от политических аспектов,которые с
неизбежностью присутствовали и обнаруживались в рассматриваемых делах.Так
характеризует практику Конституционного Суда в своем Особом мнении по
указ анному в ыше р ешению с удья Э.М.Аметистов 8 .Здесь важно отметить и
следующее.Суд в п.3 мотивировочной части своего решения прямо указывал,что,
каким бы ни было его суждение по поводу избирательного закона,проведение
разбирательства непосредственно перед голосованием "может неоправданно
осложнить избирательный процесс,отрицательно сказаться на волеизъявлении
избирателей и,в конечном счете,повлиять на результаты выборов ".И далее:
"Изменения в сложившихся правоотношениях в связи с решением Конституционного
Суда РФ могли бы повлечь ущемления в этих правах и,в конечном счете,нанести
ущерб основным конституционным принципам избирательного процесса "9 .
Не вдаваясь в обсуждение сути и обоснованности подобного прогноза,
отметим лишь самый факт того,что Конституционный Суд в этом случае пытался
спрогнозировать возможные последствия своего решения в общеполитическом
процессе.Очевидно,что определение Суда об отказе принять запрос к рассмотрению
основано на мотивах политической целесообразности и в этом смысле позиция Суда
5 ВКС.1995.№ 2 -3.С.84 -85.6 См.:Там же.С.84.7 См.:Там же.№6.С.24.8 См.:Там же.С.28 -29.9 Там же.С.24..имеет явно политическую направленность.Этот пример мы привели с целью
подчеркнуть,что в определенных ситуациях Суду становятся небезразличными
возможные политические последствия его решений,и это сказывается на его
позиции.
Дело,однако,в том,что Конституционный Суд далеко не всегда в этом
отношении действует последовательно.Рассматривая "чеченское дело ",когда речь
шла в полном смысле о судьбе чеченского народа,Суд занял,как нам
представляется,сугубо формальную позицию,признав конституционными Указ
Президента РФ и Правительства РФ,в основу которых была положена идея
восстановления в Чечне конституционного порядка с применением военной силы и
всех средств,имеющихся в распоряжении государства 10 .Как следовало из этих
нормативных актов,провозглашенные в них цели и применяемые для их реализации
меры оказались абсолютно несоразмерными и в силу этого с правовой точки зрения
были несостоятельными и антиправовыми.Однако в своем Постановлении по
"чеченскому делу "Конституционный Суд специально указал,что он н е
рассматривает в данном деле вопрос о политической целесообразности принятых
решений,равно как и вопрос об адекватности мер,осуществлявшихся на основе
принятых исполнительной властью решений 11 .Тем самым,на наш взгляд,Суд вывел
за рамки права принципиальный для оценки конституционности проверяемых
нормативных актов вопрос о соразмерности применяемых мер провозглашенным в
них целям.Между тем в практике конституционных судов многих стран,а также
Европейского суда по правам человека в процессе контроля законодательных актов и
действий государства утвердился принцип определять,являются ли действия и меры,
к которым прибегает государство (например,ввод войск,применение военной силы,
разгон демонстраций,запрет собраний и другие связанные с ограничением прав
человека акции властей),соразмерными целям,ради достижения которых они
предпринимаются.В зависимости от этого судебные контрольные органы
принимают оценочные решения.Принцип соразмерности,таким образом,служит
одним из основных,а часто и единственным критерием констатации того,
соответствуют ли обжалуемые действия или законодательные акты государственной
власти нормам конституции или Европейской конвенции о защите прав человека и
основных свобод.Заметим попутно,что этот принцип нигде в самой Конвенции
прямо не выражен.Однако он может быть выведен из смысла ее ст.15,где речь идет
о том,что во время войны или иной чрезвычайной ситуации,угрожающей жизни
нации,государство может отступать от своих обязательств,принятых на себя в силу
ратификации Конвенции,только в той степени,в какой этого требует острота
положения.Но это не может служить основанием,говорится далее,для отступления
от ст.2,3,п.1 ст.4 и ст.7 Конвенции,которыми гарантируется право на жизнь,
запрещаются пытки или бесчеловечное обращение,запрещается рабство,а также
устанавливается запрет обратной силы закона.
Для России,вступившей в Совет Европы,становится существенно важным,
что Европейский суд по правам человека в своих решениях неуклонно следует
принципу соразмерности.В решениях более раннего периода Европейский суд
использовал понятие "справедливый баланс "-fair balanses (например,в деле
"Lithgow and Others "(1986 г.),что фактически выражало требование соразмерности.
Следует также отметить,что важное значение при этом Суд придает и наличию в
соответствующих актах надлежащих гарантий от злоупотреблений полномочиями и
необходимых механизмов по предотвращению нарушений прав и свобод человека.
В контексте оценки "чеченского дела "представляется уместным привести в
качестве сравнения одно из решений Большой палаты Европейского суда по правам
10 См.:Там же.С 29 -30 11 См.:Там же.№5.С.8..человека от 27 сентября 1995 г.,при обосновании которого Суд руководствовался
прежде всего принципом соразмерности.Слушалось дело по жалобе "Mr Cann and
Others против Великобритании "о защите права на жизнь,гарантируемого ст.2
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.Суть дела
такова 12 .Британские,испанские и гибралтарские власти,получив информацию о
подготовке группой Ирландской республиканской армии террористического акта на
территории Гибралтара,отдали приказ специальной авиационной службе
безопасности обезвредить террористов.Подозреваемые лица были ликвидированы
агентами этой службы.Однако у убитых не были найдены ни оружие,ни взрывные
устройства.Следователь Гибралтара по делам об умышленных убийствах начал
уголовное расследование,на основании которого суд присяжных вынес вердикт о
законности акции по ликвидации подозревавшихся в терроризме.Не согласные с
таким решением заинтересованные лица подали жалобу на действия министра
обороны Великобритании в Верховный Суд Северной Ирландии,однако это ни к
чему не привело.
В жалобе,направленной в Европейскую комиссию по правам человека,
заявители утверждали,что убийство трех подозреваемых лиц представляет собой
нарушение ст.2 Европейской конвенции.Рассматривая переданное Комиссией дело,
Суд подчеркнул,что применение силы,согласно ст.2,возможно только в том случае,
когда оно абсолютно необходимо.Суд подверг всестороннему и тщательному
анализу не только вопрос о том,была ли акция по применению силы строго
пропорциональна (соразмерна)цели защиты жизни,но также и вопрос о том,была ли
вся операция должным образом подготовлена и контролировалось ли ее проведение в
том плане,чтобы свести до минимума возможную угрозу смертельного исхода для
лиц,против которых предпринята операция.Суд пришел к выводу,что необходимые
меры предосторожности при использовании оружия службой безопасности
Великобритании приняты не были,хотя в демократическом обществе э т о
предписывается правом даже в тех случаях,когда речь идет об опасных террористах.
Подробно излагая это решение Европейского суда с целью подчеркнуть
значение и роль принципа соразмерности в процессе обоснования им своих решений
и в этом контексте сравнивая его позицию с позицией Конституционного Суда РФ по
"чеченскому делу ",мы понимаем определенную условность такого сравнения.В
последнем речь,конечно же,идет о более сложных проблемах и коллизии правовых
ценностей более высокого уровня:обеспечение территориальной целостности и
единства России,с одной стороны,и право народов на самоопределение,право
человека на жизнь и защита мирного населения в период вооруженных конфликтов
немеждународного характера -с другой.Однако будучи примененным в этом деле,
принцип соразмерности позволил бы российскому Суду выявить полное
несоответствие средств и действий федеральных властей,основанных на применении
военной силы без установления каких-либо ограничений и механизмов контроля,
целям восстановления в Чечне конституционной законности и правопорядка.
Исходя из этого и многих других оснований,свидетельствующих о массовых
нарушениях конституционных прав человека -на жизнь,на неприкосновенность
жилища,свободу передвижения,на уважение человеческого достоинства и др.,а
также из международных обязательств,взятых на себя Россией при ратификации в
1977 г.Дополнительного протокола к Женевским конвенциям 1949 г.о защите жертв
вооруженных конфликтов немеждународного характера,восемь из 17 принимавших
участие в голосовании судей Конституционного Суда выразили свое несогласие с
Постановлением Суда и заявили Особые мнения 13 .
12 Bulletin de jurisprudence constitutionelle Commission de Venise.Ed.3.1995 P 410 -411 13 См.:ВКС.1995.№ 5..С.19 -64..Приняв решение о соответствии Конституции оспариваемых нормативных
актов и,следовательно,признав чеченскую войну законной,Конституционный Суд в
этом чрезвычайно ответственном деле не счел необходимым проанализировать
неизбежность противоправных последствий своего решения и исполнения этих
нормативных актов.Хотя уже тогда,в июле 1995 г.,когда Суд выносил свой вердикт,
было совершенно ясно,что "чеченская кампания "федеральных властей обернулась
кровопролитной войной против собственного народа и сопровождалась массовыми
нарушениями прав и свобод человека,военными преступлениями и преступлениями
против человечности с обеих сторон.По нашему мнению,обязанность
Конституционного Суда при рассмотрении данного дела заключалась в том,чтобы
своим решением пресечь продолжение кровавой бойни на территории Чечни,которая
унесла десятки тысяч человеческих жизней.В этом состоял юридический и
моральный долг Суда.Однако большинством в один голос он принял иное,без
преувеличения можно сказать -роковое решение.И именно в этой связи,как нам
представляется,со всей остротой встает вопрос об ответственности -политической
и моральной - применительно к деятельности Конституционного Суда..
Конечно,найти адекватное решение вопроса о воплощении принципов
моральной и политической ответственности Конституционного Суда в конкретных и
специальных юридических нормах,определяющих его статус,деятельность и
последствия исполнения его постановлений,не представляется делом сложным.
Более того,в связи со вступлением России в Совет Европы юридическая сила
решений Конституционного Суда РФ по вопросам прав и свобод человека и
гражданина в принципе меняется Ратификация Европейской конвенции о защите
прав человека и основных свобод и признание обязательной юрисдикции
Европейского суда по правам человека позволяют любым лицам,
неправительственным организациям и группам лиц направлять жалобы (петиции)
непосредственно в этот Суд.Государства-участники обязуются не препятствовать
реализации этими субъектами их права на обжалование.
В качестве определяющего условия принятия жалобы к рассмотрению
Европейская конвенция формулирует требование об исчерпании всех
внутригосударственных правовых средств защиты (ст.26).В одном из первых своих
решений Европейский суд разъяснил смысл этого требования,указав,что защиту
прав человека в первую очередь должны обеспечивать национальные органы,
включая национальные суды,которые обязаны признавать принципы и нормы
Конвенции в качестве приоритетной основы защиты прав человека Из этого следует,
что если национальная правовая система предусматривает возможность подачи
индивидуальной или коллективной жалобы о нарушении прав и свобод человека в
Конституционный Суд,то он признается одним из необходимых средств
(институтов)правовой защиты и должен быть задействован в процессе их
использования до обращения в Совет Европы.
Таким образом,ратификация Европейской конвенции о защите прав человека
и основных свобод,признание обязательной юрисдикции Европейского суда по
правам человека и соответствие требованию об исчерпании всех
внутригосударственных средств правовой защиты,что предписывается и ч.3 ст.46
Конституции РФ о праве каждого обращаться в межгосударственные органы по
защите прав и свобод человека,в том числе и в Конституционный Суд РФ,-все эти
факторы определенно повлияют и на содержание,и на правовой рейтинг решений
последнего.
По вопросам прав и свобод человека решения Конституционного Суда РФ
могут быть обжалованы в Европейском суде,если индивид,неправительственная
организация или группа лиц сочтут,что их права,гарантируемые Европейской
конвенцией,оказались нарушенными и не были защищены Конституционным Судом.РФ.Таким образом,запись ст.79 Федерального конституционного закона о
Конституционном Суде РФ о том,что решение Суда окончательно,не подлежит
обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения,утрачивает
свой императивный характер и нуждается в корректировке российского
законодателя.Она не будет действовать в отношении решений Конституционного
Суда по жалобам о нарушении прав и свобод,которые гарантируются Европейской
конвенцией.Отныне по такого рода жалобам и делам именно решения Европейского
суда будут считаться окончательными и обязательными для России как государства
-члена Совета Европы.Их невыполнение может повлечь за собой приостановление
членства в этой международной организации и даже исключение из нее.
Эти изменения значительно усложнят работу Конституционного Суда РФ;он
д о л же н б у д е т н е т о л ь к о п р и н и м а т ь в о в н и м а н и е и о т с л е жи в а т ь р е ше ния
Европейского суда по правам человека,но и руководствоваться наработанными в
практике этого Суда принципами,критериями толкования нормативных предписаний
и прецедентами в области защиты прав человека и основных свобод.В конечном же
счете предстоящие нововведения безусловно будут способствовать дальнейшему
совершенствованию национальной системы защиты прав и свобод человека в
Российской Федерации.
2.Важным конституционным принципом преобразования политико-правовой
системы РФ,отвечающим особенностям перехода от тоталитарного к
демократическому правовому устройству российской государственности и
обеспечению прав человека,является идеологический (политический)плюрализм и
соответствующее ему право на оппозицию.Закрепленный в Конституции РФ
принцип идеологического плюрализма выступает гарантией свободы выражения
мнений,свободы печати,свободы образования и деятельности политических партий
и общественных объединений,а в конечном счете -права на оппозицию.Мы не
случайно затрагиваем вопрос о конституционности политических партий и
общественных объединений в контексте проблемы прав человека,ибо они органично
связаны и прямо взаимодействуют.Правовой статус политических партий,свобода
их образования и деятельности,будучи основанными на демократических
принципах,способствуют реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина,а равно и развитию гражданского общества.Чем полнее развиты
демократические принципы организации и деятельности политических партий,тем
выше в государстве и обществе обеспечение политических и иных прав и свобод
человека.Если речь идет о механизме запрета политических партий и общественных
объединений,то очевидно,что основания и направленность такого механизма
должны служить защите основ конституционного строя и гарантируемых им прав и
свобод человека и гражданина.В то же время система воплощения идеологического
(политического)многообразия обычно сопряжена с ситуацией возможных
злоупотреблений со стороны носителей этих политических прав и гражданских
свобод.Именно в переходный период противостояния старого и нового обостряется
борьба различных политических сил за власть,основным показателем которой
является вопрос о том,происходит ли она на конституционной основе,в рамках,
установленных Конституцией,и в пределах,ею дозволенных.
Современный этап трансформации нашей политической системы отмечен
распространенной практикой злоупотреблений политическими правами и свободами
как со стороны легальных общественных объединений и политических партий,так и
со стороны незарегистрированных,полулегальных объединений и формирований,а
равно и отдельных граждан.Дело доходит до откровенно антиконституционных
выступлений -призывов к свержению существующего строя,к насилию,
пропаганде войны,расизма и фашизма..Преодолеть эти антидемократические,внеинституциональные издержки
плюрализма возможно на путях создания строго сбалансированной системы
пресечения и ограничения вседозволенности и устоев самозащищающейся
демократии.С идеей самозащищающейся демократии выступил в газете "Известия "
от 8 августа 1996 г.судья Конституционного Суда РФ Эрнест Аметистов.В статье
под броским "воинственным "заголовком "Свобода должна быть с кулаками "автор
ведет речь о необходимости создания таких гарантий демократии и свободы,которые
надежно обеспечивали бы политическую стабильность и конституционную
законность.Отсутствие таких гарантий или их неэффективность на практике ведут к
тому,что даже Постановление Конституционного Суда по делу о запрете
деятельности КПСС "при полном попустительстве властей,ответственных за
исполнение судебных решений,уже четыре года грубо нарушается и н е
исполняется ".
Констатируя этот факт,Э.Аметистов правомерно ставит крайне актуальный
для России вопрос о создании эффективного механизма контроля за исполнением
судебных решений.Нам представляется,что необходимость укрепления такого
механизма явно возросла после того,как под предлогом деполитизации статуса и
деятельности Конституционного Суда из его компетенции,согласно Конституции
1993 г.и Закону о Конституционном Суде 1994 г.,была исключена проверка
конституционности политических партий,общественных объединений и массовых
движений.Отныне это прерогатива Верховного Суда РФ.Подобный подход к
деполитизации конституционного правосудия,на наш взгляд,сути проблемы не
решает,а лишь ведет к неоправданному занижению уровня ее конституционного
обеспечения.Существующий же механизм контроля со стороны Министерства
юстиции РФ,которому по Указу Президента РФ от 2 мая 1996 г."О мерах по
развитию органов юстиции РФ "14 предоставлены дополнительные полномочия по
контролю за деятельностью общественных объединений,должным образом не
функционирует.
Анализ сложившейся в стране крайне нестабильной политической ситуации
приводит автора указанной выше статьи к эпатирующему выводу о необходимости
учреждения системы "свободы с кулаками ".В статье автор,однако,не дает
конкретного и позитивного видения такой системы,ограничиваясь лишь некоторыми
критическими суждениями.Между тем известно,что в условиях посттоталитарной
государственности в некоторых странах была создана система механизмов защиты
демократии,которую именуют иногда "боеспособной демократией ".К элементам
такой системы относятся обычно следующие институты:запрет
антиконституционных политических партий,лишение или поражение физических
или юридических лиц в политических правах и свободах,особый политический
статус чиновников,судей,военнослужащих.
Исходя из того,что политический плюрализм и многопартийность
признаются фундаментальными принципами конституционного строя,основанного
на системе политической демократии,а отношения между государством и
политическими партиями,которые участвуют в процессе политического
волеобразования и в формировании органов власти,являются конституционными,
некоторые страны относят решение вопроса о запрете политических партий к
исключительной компетенции конституционных судов.В их числе прежде всего
страны,пережившие тоталитарный режим или находящиеся на этапе перехода от
этого режима к демократическому строю (ФРГ,Португалия,Албания,Болгария,
Румыния).Немецкая доктрина объясняет закрепленную Основным законом
монополию Федерального конституционного суда (ФКС)на запрет политических
14 СЗ РФ.1996.№ 19.Ст.2259..партий необходимостью защиты устоев демократии на уровне высшего органа по
охране конституции."Право участия политических партий в общественной жизни
предостарпяется партиям не ради их самих,а для того,чтобы обеспечить обществу
возможность участия в государственном волеобразовании,указывает ту границу,за
которой запрет партии приобретает юридическую силу...Передача монополии на
запрет партии ФКС является регулированием,.желательным с точки зрения
демократии и приемлемым с точки зрения правового государства ",-считает
известный немецкий юрист Ф.Куниг 15 .В ФРГ партия может быть запрещена,если
она своими целями или действиями своих сторонников стремится причинить ущерб
основам свободного демократического строя (абз.2 ст.21 Основного закона ФРГ).
Отнесение запрета исключительно к компетенции ФКС одновременно считается
привилегией политических партий.Дело в том,что до вынесения Федеральным
конституционным судом решения об антиконституционности партии она не может
быть подвергнута каким-либо ограничениям или санкциям.И наоборот,признание
партии антиконституционной имеет далеко идущие юридические последствия.Такое
признание приобретает силу нормативного предписания для других органов
государственной власти при принятии ими решений,например о назначении
претендента на государственную службу.Члены или сторонники запрещенной
политической партии не могут быть допущены на государственную службу.
Монополия Федерального конституционного суда имеет и тот смысл,что Суд
принимает запрос к рассмотрению лишь тогда,когда речь идет о политической
партии.Так,Федеральное правительство Германии в 1994 г.направило в Суд
ходатайство о запрете свободной немецкой рабочей партии.Однако
Конституционный суд в своем решении от 17 ноября 1994 г.отклонил ходатайство,
указав на то,что данная политическая ассоциация не соответствует определению
политической партии и поэтому вопрос о ее запрете не относится к компетенции
Конституционного суда 16 .
В отличие от этой позиции Конституция Австрии и законодательство
закрепляют принцип полной свободы политических партий 17 .Такой принцип
означает свободу образования,свободу деятельности и запрет роспуска
политических партий.Закон о политических партиях,принятый в 1975 г.и
действующий в редакции 1987 г.,не устанавливает ограничений этой свободы,
которые допускаются ч.2 ст.11 Европейской конвенции о защите прав человека и
основных свобод,а руководствуется положением ст.60 этой Конвенции о наиболее
благоприятном правовом режиме без ограничений.В случае роспуска политической
партии в нарушение действующего правопорядка индивид -член партии имеет
право подать жалобу в Конституционный суд Австрии.Австрийский
Конституционный суд неоднократно рассматривал дела о конституционности
политических партий,когда это было связано с национал-социалистическими
позициями в программах или деятельности (пропаганде)таких партий.В э тих
случаях Конституционный суд отказывал им в правовом статусе политической
партии.Так,например,в решении от 25 июня 1988 г.по делу о Национальной
демократической партии Конституционный суд Австрии постановил,что
15 Государственное право Германии.М.,1994.Т.1.С.108.16 Bulletin de jurisprudence constitutionelle.Commission de Venise.Ed.I.1995.P.5.17 Указанный принцип полной свободы политических партий в Австрии,однако,не является
абсолютным.Дело в том,что сразу же после окончания второй мировой войны и провозглашения
независимости Австрии все партии,исповедовавшие национал-социалистское мировоззрение,были
распущены и запрещены рядом специальных законов:о запрете национал-социалистских организаций
(Закон 1945 г.,§ 1 -3,действует в редакции и с изменениями по состоянию на 1992 г);об
ответственности за военные преступления национал-социализма (Закон 1947 г.).Их деятельность
запрещается также Государственным договором Австрии 1955 г (ст.9 и 10)и преследуется в
соответствии с Уголовным кодексом Австрийской Республики..группировки,которые,по сути,солидаризируются с национал-социалистическими
идеями,хотя отдельные их установки и не разделяют,не могут претендовать на
правовой статус политической партии 18 .
Из этого заключения следует,что они не обладают правами и свободами
политических партий и теми привилегиями,которыми в силу закона располагает
политическая партия в отличие от других видов общественных и иных объединений.
Что касается института лишения прав и свобод,то наиболее подробно он
урегулирован в ФРГ.Как известно,в послевоенной Западной Германии в целях
преодоления наследия национал-социализма и для защиты провозглашенной в
Основном законе демократической системы от попыток реванша был предусмотрен
специальный институт "поражения в правах ".В ст.18 Основного закона содержится
перечень тех прав и свобод,которых могут быть лишены физические лица,
использующие их для борьбы против основ свободного демократического строя.В
этой же статье указывается,что лишение и его объем определяются Федеральным
конституционным судом и относятся к его исключительной компетенции.
Механизмы и процедуры лишения изложены в Законе о ФКС (§36 -41).
Ходатайствовать о лишении правомочны бундестаг,федеральное правительство или
правительство земли.До рассмотрения поданного ходатайства Суд предоставляет
лицу возможность выразить свое отношение к изложенным в ходатайстве фактам,он
может также назначить предварительное расследование.Если же обоснованность
ходатайства подтверждается,Суд определяет,каких основных прав и на какой срок
он лишает лицо пользоваться такими правами.Одновременно Суд может лишить
данное лицо избирательных (пассивных и активных)прав,а также права занимать
государственные должности.Закон о ФКС также допускает поражение в правах и
юридических лиц в виде решения об их ликвидации (п.2 § 39)).
Предусмотренные Конституцией и Законом о ФКС механизмы и процедуры
института лишения прав Судом,однако,не применялись,хотя,как известно,
оснований для этого было вполне достаточно.Дистанцированность Суда от такого
рода дел и занятая им позиция политического нейтралитета объясняется некоторыми
юристами тем,что С


Бизнес-справочник
цен на товары и услуги

Хотите разместить информацию и прайс Вашего предприятия на нашем сайте?

БЕСПЛАТНО!

Заявка на размещение




Новые прайс-листы

ООО "СтройПолимерКомплект"
г. Санкт-Петербург   76 поз.

ПКФ Торгсервисснаб
г. Екатеринбург   504 поз.

ООО "Ультрастрой"
г. Екатеринбург   5 поз.

ИП Михайлова
г. Тольятти   649 поз.

ТоргСервисСнаб
г. Екатеринбург   504 поз.

По всем вопросам обращайтесь: info@bizspr.ru

Полезная информация